Необычная история храма в Петровском

Открытие выставки, посвященной истории раскопок и восстановления Успенской церкви в Петровском (ныне Петрово-Дальнее Красногорского р-на Московской области), а также живописных работ Владимира Валериевича Перцова.
Выступали реставраторы и археологи.

 

В.В.Перцов.
Необычная история храма в Петровском.

 

статья взята с сайта www.nasledie-rus.ru.

Хочу рассказать о некоторых результатах раскопок фундамента усадебного храма Покрова Пресвятой Богородицы в имении князей Голицыных Петровском (современное Петрово-Дальнее) у впадения реки Истры в Москву-реку. Потомки князей Голицыных мечтают о его восстановлении.

В 2003–2006 годах Институтом археологии РАН и институтом «Спецпроэктреставрация», совместно с группой потомков владельцев усадьбы, проводились раскопки фундамента каменной усадебной церкви, безжалостно разрушенной в 1939 году. Здесь долгое время была волейбольная площадка, потом пустырь, потом в военной палатке было возобновлено церковное богослужение, оно продолжалось так пять лет. Наконец по инициативе настоятеля отца Сергия и при участии моей матери, Екатерины Михайловны Перцевой, урожденной княжны Голицыной, была построена и освящена деревянная Успенская церковь, где ныне проходят службы. Но мечта восстановить храм в Петровском — Успенскую церковь — в ее прежнем виде очень актуальна.

Команда, которая в течении четырех лет вела раскопки фундамента этого храма, начало которым положила деньгами и организационными заботами моя матушка, младшая внучка одного из последних владельцев усадьбы Екатерина Михайловна Перцева-Голицына, состояла из энтузиастов этого дела. Руководитель работ архитектор-реставратор Владимир Андреевич Тимин и два добровольческих отряда: Е.В.Морозова — «Белозерск», с самым, наверное, активным участником раскопок В.М.Донскисом и группой П.Б.Дейнеки от ВООПИК, а также группа потомков владельцев усадьбы — самого деятельного моего троюродного брата Николая Кирилловича Голицына, другого троюродного брата Владимира Александровича Голицына с сыном, двоюродного брата Михаила Сергеевича Голицына, родного брата, ныне покойного Александра Валериевича Перцова, моего сына Ильи Владимировича Перцова, меня — в основном в должности кашевара — и, эпизодически, других реставраторов и членов нашей обширной голицынской семьи. Но в основном голицынская молодежь отнеслась к нашим семейным трудам индифферентно.

Храм этот был заложен 18 мая 1684 года, через месяц после свадьбы 18-летней дочери князя Петра Ивановича Прозоровского, хозяина имения Петровское — Анастасии и 25-летнего князя Ивана Алексеевича Голицына, брата Бориса Алексеевича, воспитателя-дядьки Петра I. (А также он доводился двоюродным дядей Д.М.Голицыну, владельцу соседнего Архангельского.)

15 мая 1688 года храм был построен и освящен. Супруги Голицыны со времени свадьбы обитали в Петровском, потом здесь жили их потомки, и так до самой революции — случай крайне редкий в истории российских усадеб, они большей частью переходили как приданое в другие фамилии или продавались. Храм простоял до своего разрушения ровно 250 лет.

Успенский храм знаменовал появление новых форм в русском церковном зодчестве, которое с древних времен менялось сравнительно мало. Это был башенный храм, тяжесть барабана распределялась на стены расширяющимися ярусами и парусами, не загромождая площадь храма опорами-колоннами. Храм имел четыре трехлепестковых циркульных притвора по граням основного объема, храм был «под звоном» — колокола находились в предпоследнем ярусе башни. Подобная конструкция, завершавшая древнерусские формы архитектуры, потом повторялась не раз: в церквах Покрова в Филях, Спаса в Уборах, Успения в Троице-Лыкове, Знамения в Дубровицах. Храм в Петровском по времени был первым в этом ряду — следующий, храм Покрова в Филях, построен на 5 лет позже, в 1691–1694 годах. Странно, но этот хронологический ряд почти не отмечался прежде историей российской архитектуры. Характерно, что храм в Петровском не имел пышного белокаменного узорочья на стенах фасадов, как у этих храмов, — раскопки не обнаружили следов, обломов сколотого белого камня. Но и другие храмы, построенные Прозоровскими или их потомками — в Гирееве, в Зюзине, в Бражникове под Осташевым, — белокаменного убранства тоже не имеют, религиозность князей этих «излишеств», видимо, не дозволяла.

Раскопки фундамента показали конструктивную для того времени необычность храма — в плане он представлял равноконечный крест с развитыми тремя полукружиями на концах креста, эти четыре притвора — концы креста — составляли в плане примерно 3/4 окружности каждый. Ленты булыжного фундамента состояли из двух рядов белокаменных блоков, между которыми была забутовка булыжником, скрепленным известковым раствором, эта забутовка сохранилась, а белокаменные блоки большей частью выбраны при сносе — наверное, их можно найти в фундаментах современных построек поселка Петрово-Дальнее. В конце нашей работы раскопки показали еще ленту булыжного фундамента вокруг основного, а уже в последний день был вскрыт поворот ленты на 90˚. Обе ленты образуют развитую систему стилобата или гульбища, ступенчатого подножия всего храма, еще в XVIII веке частично разобранного и ушедшего под землю, и в XIX веке о нем уже никто не помнил — или запрещалось помнить. Такие гульбища, основания храма есть в Уборах, в Филях, очень развитое гульбище в Дубровицах, но то, что оно было у храма Успения в Петровском, — не сохранилось в памяти и в документах. Встал вопрос, как восстанавливать церковь, — а это приобрело реальность: на конец XIX века или на конец XVII века?

В процессе раскопок выявлены, известные и ранее, у юго-западного пилона четверика — основание и конструкция небольшого закрытого помещения, «тайника» — для царицы Прасковьи Федоровны, царевен Софьи и ее сестер, которые с царем Иоанном Алексеевичем, бывали в храме и были на его освящении. Этот «тайник» — комнатка в 2,5 аршина, или около 2 кв. м — архитектурная особенность: царских особ женского пола не должно было видеть. В другом — северо-западном — пилоне был выход к «звону». Надо сказать, что такие «тайники» были и в кремлевских дворцах, в «Грановитой палате» например, в Средней Золотой и Ответной палатах, так что женщины и дети царя могли иногда видеть, оставаясь невидимыми, любопытных гостей.

Как же могла быть построена такая необычная, ставшая невиданным прежде образцом для многих последующих — церковь? Как мог «инициировать» — и оплатить — строительство этого храма убежденный традиционалист, особенно в религиозных вопросах, князь П.И.Прозоровский?

С последних лет царствования Алексея Михайловича, при недолгом правлении царя Федора Алексеевича, при царевне Софье и затем при Петре I князь Петр Иванович Прозоровский (1645–1720) был «Их Царских Величеств Сокровищехранителем», как бы министром финансов. Он был известен своей честностью и верностью православию — когда шел во дворец, надевал перчатки, чтоб не касаться ручек дверей, которые мог до него открывать «еретик-католик» (впрочем, он всех иностранцев считал еретиками). Ему Петр I разрешал не брить бороды и носить русское платье, во время заграничных поездок императора он вместе с князем Б.И.Голицыным и дядей царя Л.К.Нарышкиным управлял государством. Можно добавить, что в Санкт-Петербурге он так до конца жизни и не был.

Напомню об исторических обстоятельствах того времени: в апреле 1682 года умер 20-летний больной от рождения царь Федор Алексеевич. Детей у царя Федора не было, и царем был определен патриархом и боярами 10-летний сын от второй жены царя Алексея Михайловича — Натальи Кирилловны Нарышкиной — не по годам умный и деятельный Петр; это было подтверждено тогда же собранным ранее и еще не разъехавшимся Земским собором. Одними из главных действующих лиц этого избрания были братья Борис и Иван Алексеевичи Голицыны, предки Голицыных, владельцев сел Вяземы и Петровского. Предполагалось, что именем Петра будут править бояре. Но сразу же начался стрелецкий бунт — стрельцы уже и раньше пытались самовольно решать государственные дела и судьбы людей. Бунт не смогла, а может быть не хотела, укротить царевна Софья, средняя из пяти дочерей царя Алексея Михайловича, умная, образованная и энергичная 25-летняя женщина, еще при царе Федоре участвовавшая в управлении государством, в это время связавшая свою судьбу с двоюродным братом Голицыных, князем Василием Васильевичем, почитавшимся «старшим в роде». У царевны Софьи и В.В.Голицына в это время разгорелся бурный, страстный роман, и даже управление государством они осуществляли вместе. «Великий Голицын» — называли его иностранцы, так он и был известен в Европе. Замечательно образованный человек, знавший 5 языков, бегло говоривший на латыни, языке ученых и мыслителей Европы, он преклонялся перед западной культурой, как впрочем и Софья, мечтал о многих преобразованиях в России — так он еще при царе Федоре упразднил древнее, определявшее долгие века жизнь России — местничество. Его дом в Москве был обставлен совершенно по-европейски — зеркала, картины европейских мастеров на стенах.

Стрельцы ворвались в Кремль, жестоко расправились со многими ненавистными им Нарышкиными и другими боярами. В результате этого бунта погибло много людей, и под нажимом стрельцов было определено быть двум царям одновременно — Иоанну от Марии Ильиничны Милославской, и малолетнему Петру — под руководством царевны Софьи. Это бурное время памятно во многом: тут и раскол, и старообрядчество, и стрелецкая тогда безнаказанность и разнузданность, и сложность противостояния с Польшей и Оттоманской Портой, и борьба с Крымским ханством, не прекращавшим свои набеги на Русь, — но речь не об этом.

С первых лет правления Софьи главным человеком в государстве, после нее самой и царей Иоанна и Петра Алексеевичей, стал князь Василий Васильевич Голицын, «старший в роде Голицыных», он был «Царской Большой Печати и Государственных Великих Посольских Дел Оберегатель», высший чин русского государства, вроде премьер-министра. А вторым человеком в иерархии был князь Петр Иванович Прозоровский, пышный и длинный титул которого я уже приводил. И вот его дочь — и наследница — выходила замуж за одного из двоюродных братьев Василия Васильевича Голицына.

Венчание молодых предполагалось в имении князя П.И.Прозоровского, церковь там была, деревянная, еще далеко не ветхая, но небольшая, построенная отцом Петра Ивановича князем И.С.Прозоровским в 1665 году, во имя Тихвинской иконы Божьей Матери в память победы его отца над шведами под Тихвиным в 1613 году. После свадьбы решили строить новую церковь, каменную, и в новых формах. По-видимому, задумывалось таким образом примирить западничество Голицыных и приверженность древнему благочестию князя Прозоровского. Думается, князь Василий Васильевич и предложил византийскую традицию раннего Возрождения, идущую от храмовой архитектуры, получившей распространение в Византии еще до разделения Церквей, от ранних купольных храмов Равенны.

Эти идеи нашли выражение, например, в церкви Санта Мария дель Консолационе в Тоди в Италии, построенной уже в XVI веке, в 1518 году архитектором Кола да Капрарола. Будущий храм Успения как бы соединял восток и запад, демократизм и патрицианство, это был не «византизм», а позднегреческая архитектура — «тетраконх» в форме четырехконечного энколпиона, — получившая распространение и в восточной Италии, и в Греции, и на Балканах, а также в Грузии и в Армении. В храме в Петровском была еще реализована идея 12 колонн — по числу апостолов, из них 4 большие опоры олицетворяли 4-х евангелистов. На Руси, в Москве, предтечей храма в Петровском можно считать небольшой центрический храм Петра Митрополита в Высоко-Петровском монастыре, построенный в 1514–1517 годах итальянским архитектором Алевизом Новым тоже из кирпича-большемера. Строительство храма в Петровском осуществлялось при очевидном внимании к нему царевны Софьи, царя Иоанна Алексеевича с супругой, царицей Прасковьей Федоровной, и, наверное, многих кузенов Голицыных — они с патриархом Иоакимом, который и жил рядом с Петровским, в селе Дмитровском, присутствовали при освящении храма. Известно, что и Софью интересовали вопросы архитектуры — при ее живом участии был отстроен Новодевичий монастырь, построена его необыкновенная колокольня, сооружены постройки в царской вотчине в Измайлове, в том числе не существующая ныне церковь «Иоасафа — царевича индийского». Возможно, на этой свадьбе у царевны Софьи и князя Василия созрел особый план.

Может быть, стоит сказать, что в 1684 году главным действующим лицам описываемых событий было: князю Василию Васильевичу 41 год, князю П.И.Прозоровскому 39 лет, царевне Софье 27 лет, князьям Борису Алексеевичу 30 лет и Ивану Алексеевичу 25 лет. Царю Петру тогда было 12 лет, но через 5 лет он женится на Евдокии Лопухиной, будет по обычаю тех времен сочтен взрослым — и низвергнет Софью!

Нам так и не удалось найти имя автора проекта этой необыкновенной церкви, его окружает глухое молчание — имена князя Василия Голицына и царевны Софьи оказались в те времена и после под запретом. Сам ли князь Василий Васильевич Голицын, старший кузен жениха, широко образованный человек, был автором проекта или обдумывал его с помощью кого-то из своих приближенных, может быть, при участии страстно влюбленной в него царевны? Иначе кто и зачем мог, например, предусмотреть строительство того странного «тайника»? Время подготовки и начала строительства храма было временем начала их необыкновенного для того времени романа и еще временем единства двоюродных братьев Голицыных и царевны Софьи. Хочу предположить, что этот храм должен был послужить любви царевны Софьи и Василия Васильевича, понимавших невозможность брака между ними в обозримом будущем, но надеявшихся, что здесь, вдали от Москвы, в окружении потомков Гедимина, в построенной ими церкви их венчание будет когда-нибудь возможно. Но этот храм должен был быть построен именно П.И.Прозоровским и венчание чтобы было именно здесь, у ближайшей родни Василия Васильевича, но никак не у него самого — ведь он тогда был женат. Этот храм должен был согласовать европеизм царевны и князя Голицына с русским православием князя Прозоровского. Зачем бы надо было делать этот тайник, как не для события, где должны были присутствовать все, свадьба Анастасии и Ивана им сослужила бы особую службу и примирила бы многое, а вся история России пошла бы иначе.

Увы, это единство и согласие двоюродных братьев Голицыных скоро начинает разрушаться — с обострением отношений между царевной Софьей и подросшим Петром. Софья была в 1689 году, через год после освящения церкви в Петровском, заключена в Новодевичий монастырь, а через десять лет после очередного бунта стрельцов пострижена в монахини. И Борис, и Иван Алексеевичи Голицыны стояли целиком за молодого Петра, а князь Василий Васильевич не мог предать свою любовь и, несмотря на заступничество за него Бориса Алексеевича и других, был лишен боярства и всех званий, имущества — но не княжеского титула, — и сослан с семьей в Пустозерск на Пинегу, далеко за Архангельск, без каких-либо объяснений с Петром. Энергичный и умный деятель, человек большого государственного ума, много сделавший полезного и в политике и в экономике, безусловно разделявший взгляды Петра на необходимость преобразований в стране — окончил свою жизнь в далеком, глухом углу на суровом севере, в невзгодах и лишениях, и род его ныне пресекся. Но, однако, он прожил более 70 лет!

Так фатально разошлись жизненные пути двух единомысленных деятелей русской истории, могущих объединить свои усилия — вывести Россию на пути мировой цивилизации: будущего императора Петра Великого и князя Василия Васильевича Голицына. А метой единства старого и нового, европейского и византийского, древнехристианского и современного, объединенных общей любовью к своей Родине — стал храм Успения Пресвятой Богородицы в Петровском, который мы ныне стараемся восстановить, полагая его, как вы, наверное, убедились, важной вехой в истории России и русской архитектуры.

 

Нами были еще раскопаны разрушенные и разграбленные в 30-е годы ХХ века две гробницы 30-х годов XIX века — князя Федора Николаевича, «мужа блистательной образованности и превосходных качеств душевных», как писал о нем всегда желчный П.В.Долгоруков, строителя дома-дворца (1807) в Петровском, друга Вольтера, потом Людовика XVI и Марии Антуаннеты, попечителя Московского университета. И его сына Ивана Федоровича, полковника, директора секретной части канцелярии Московского генерал-губернатора Дмитрия Владимировича Голицына. Под обваленными сводами, вперемешку со строительным мусором и битым кирпичом были разбросаны их останки — остатки костей двух скелетов без черепов. В ходе раскопок они были вынуты, рассортированы — для них были сделаны два гроба, обитые церковной парчой, в которых они и были временно захоронены возле памятного креста расстрелянному в Бутове в 1938 году священнику Успенского храма Петру Голубеву, ныне причисленному к лику святых.

Раскопки, так памятные нам всем, закончены. Наши заказчики — церковь, тоже Успения Божьей Матери, деревянная, ее настоятель и клир — очень ропщут, что мы так долго и чрезмерно тщательно возились с ними. Они рассчитывают скоро восстановить храм, а вот удастся ли передать и сохранить его удивительные особенности — неясно! Кажется, настоятель хочет выбросить все драгоценные остатки старых фундаментов и построить совершенно новую церковь, т.е. банальный новодел!

И здесь должны вмешаться государственные органы охраны памятников истории и культуры. Сохранившиеся фундаменты церкви должны быть поставлены на охрану как памятники федерального значения, а сама церковь Успения Пресвятой Богородицы должна быть воссоздана по образу и подобию своей погибшей предшественницы. В окрестностях Петрова-Дальнего есть прекрасный пример точного воссоздания порушенного в 1930-е годы храма, — деревянная церковь Покрова Пресвятой Богородицы в подворье Зачатьевского монастыря в Барвихе воссоздана скрупулезно по образу и подобию построенной на рубеже XIX и XX веков архитектором А.Латковым. Конечно, для такого проекта нужно обладать высокой культурой.

Увы, многого уже не вернешь: довольно необычный иконостас сложной резьбы с девятью (!) рядами из 82 икон, многие очень старые и редкие, сожженный тогда же; роспись стен времен постройки храма, частью выполненная моей прабабушкой Софьей Николаевной, урожденной Деляновой, хорошей художницей; старинные церковные ценные вещи, бывшие в ризнице, захоронения в храме и вокруг…

rp_DSCF0636-e1439738594173-768x1024.jpg

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий