Циприс И. Б.

И.Б. Циприс

Памяти С. Н. Палентреер, моему учителю и другу.
ПЕТРОВО-ДАЛЬНЕЕ — ПОДМОСКОВНАЯ УСАДЬБА У СЛИЯНИЯ ДВУХ РЕК
Есть места, бесконечно типичные и цельные, полные гармонических созвучий природы, и искусства. Одно из этих мест — усадьба Петровское.
Среди многих усадеб, в реставрации которых я принимала участие, усадьба Петрово-Дальнее (Петровское) — одна из красивейших в северо-западном Подмосковье — самая любимая. Она расположена на высоком мысу у слияния рек Москвы и Истры.
В ее основе — сельцо Дурнево, вотчина XVII века князей Прозоровских, владевших этими землями с 1649 года. Иван Семенович Про-зоровский (1613—1670) был крупным государственным деятелем России середины XVII века. В 1666 году царь Алексей Михайлович назначил его воеводой в Астрахань.
Основателем Петровской вотчины является боярин-князь Петр Иванович Прозоровский (1644—1720); он был казначеемПетра1, заведовал с 1710 года Монетным двором, пользовался особым доверием Петра Великого и сохранил за собой право соблюдать «обычаи старины» и носить боярскую одежду до самой своей кончины.
В своей подмосковной вотчине в 1665 году Прозоровский выстроил деревянную церковь во славу иконы Тихвинской Божьей Матери. Церковь имела два придела: апостолов Петра и Павла и Николая Чудотворца. С этих пор древнее сельцо Дурнево получило название «Петровское» в честь святого покровителя Петра. В церкви находилась местночтимая икона Божьей Матери Тихвинской; икона эта, по семейному преданию владельцев села Петровское, получена единственной дочерью и наследницей князя П.И. Прозоровского княгиней Анастасией Петровной Голицыной в дар от царевен сестер царя Петра Алексеевича, с которыми она находилась в тесной дружбе.
Князь Петр Иванович почти ежегодно просился у царя в июне месяце на «богомолие» и проводил это время у себя в Петровском, празднуя 26 июня икону Тихвинскую.
В 1684—1688 годах на месте обветшавшей деревянной церкви возводится каменный храм Успения Пресвятой Богородицы в стиле «мо-сковского барокко», который считается предвосхищением, прообразом известных церквей-памятников в Уборах и Филях.
В разное время усадебную церковь в Петровском посещали «знатные гости»: Петр I (1714), Елизавета Петровна (1749), Александр III с супругой и наследником Николаем (1865, 1886). К сожалению, храм был разобран в 1930-х годах. В 1970 году археологическими раскопками у церкви был открыт подземный ярус со сводами и цоколи храма, представившие «лепестковый план» сооружения. Раскопы (после выполнения обмерных чертежей) были вновь засыпаны землей с целью сохранности памятника.
В апреле 1684 года дочь Прозоровского Анастасия Петровна вышла замуж за князя И.А. Голицына. Она была первой статс-дамой в России и носила у левого плеча портрет Петра Великого, украшенный бриллиантами. Такой чести удостаивались немногие. В 1724 году имение перешло в род Голицыных, которым принадлежало до революции.
Существующий усадебный комплекс в своей основе восходит к 1770-м годам, когда усадьба была отстроена в псевдоготическом стиле. Судя по исследованным архивным материалам (исторические планы 1767, 1769 года) владельцы жили в «готическом замке», стоящем на высоком террасированном берегу Москвы-реки. Парадный двор фланкировали два флигеля, соединенные с главным зданием переходными галереями. До нашего времени сохранился от этого комплекса конный двор со службами. На нижней из трех прибрежных террас были вырыты каскадные пруды.
Существующий ныне дворцово-парковый ансамбль был создан Голицыными в самом начале XIX века.
Архитектура — это всегда вкус заказчика. Кто же был заказчиком нашей замечательной Подмосковной?
Владельцем земель в начале XIX века становится князь Федор Николаевич Голицын (1751—1827). Его широкая образованность, его вкусы и взгляды на искусство во многом способствовали превращению усадьбы Петровское в один из крупнейших культурных очагов Подмосковья.
Его дед, Федор Иванович, пользовался особой благосклонностью императрицы Елизаветы Петровны, которая в 1749 году посетила его имение вместе со своим фаворитом И.И. Шуваловым. Вскоре состоялась свадьба старшего сына Ф.И. Голицына Николая Федоровича и сестры И.И. Шувалова Прасковьи Ивановны.
Таким образом, крупнейший меценат своего времени, «предстатель муз», создатель и куратор Академии художеств и один из создателей московского университета Иван Иванович Шувалов стал близким родственником князей Голицыных.
Свое предназначение и свою миссию И.И. Шувалов (1727—1797) видел в покровительстве науке и искусству. И для реализации своих замыслов ему помогали его личные качества: ясный ум, кроткий характер и человеколюбие, а главное — его «случай» — необыкновенная судьба, вознесшая его на вершину власти. Более 10 лет с 1749 года и до смерти императрицы Елизаветы (в 1761 году) он оставался ее фаворитом!
Именно в царствование Елизаветы Петровны в дворянском обществе культура и искусство обрели самостоятельные ценности, сопоставимые по значимости с политикой и службой.
Елизавета Петровна, умевшая сделать досуг праздником, наполнила «праздное время» просвещенного дворянства искусством — театром, «музицированием», литературой, созданием художественных коллекций и естественно-научными занятиями. И.И. Шувалов, считаясь с предпочтениями его покровительницы, оказал существенное воздействие на возникновение и распространение искусства классицизма в России.
Произошло превращение человека барокко в человека эпохи Просвещения. Безусловно, возникновение классицизма в России неотделимо от имени Шувалова.
Во второй половине XVIII — начале XIX века, после указа Екатерины II о дворянской вольности, усадебное строительство в России становится особенно интенсивным.
Русскими «просвещенными помещиками» бывшие вотчины утилитарного назначения преобразовывались и благоустраивались, превра-щались в живописные декоративные ансамбли, по выражению А.С. Пушкина, — приюты «спокойствия, трудов и вдохновенья». Дворяне де-монстрировали свои знания, новое мировоззрение и вкус, перестраивали имения на новый лад, следуя отчасти особенностям и образцам евро-пейской архитектуры, которая в это время имела ярко выраженную ориентацию на античность.
Итак, князь Федор Николаевич Голицын, создатель сохранившегося до нашего времени дворцово-паркового ансамбля, становится вла-дельцем усадьбы в начале XIX века. В юности он долго путешествовал за границей с дядей И.И. Шуваловым, оказывавшим на единственного и любимого племянника большое влияние. Они посетили многие страны Европы. Юный Федор Голицын занимался с профессорами Италии, Германии и Швейцарии, гостил у Вольтера, блестяще знал европейские языки. Он стал дипломатом, являлся куратором Московского университета и был другом Державина и Карамзина. В свое время он был дружен с Екатериной II, Павлом I, французской королевой Марией Антуанеттой. Он писал стихи и оставил интересные воспоминания.
После смерти дяди Федор Николаевич унаследовал его библиотеку в 10 тысяч томов и большую часть его картинной галереи. Все это сохра-нялось до революции в Петровском.
Понятно, что такой всесторонне образованный человек, человек высокой культуры, обладавший высоко развитым тонким вкусом и немалыми средствами, пригласил для строительства главного дома своей усадьбы крупного, талантливого мастера — архитектора.
Как уже говорилось, со второй половины XVIII века на архитектуру России имело огромное влияние творчество великого итальянского архитектора эпохи Возрождения Андреа Пал-ладио (1508—1580), во многом определив эстетические идеалы, композиционные приемы и образы русского классицизма. Характерный классический архитектурный образ здания — осевая композиция, логичность планировки, центральный вход, сдержанный декор и сочетание стены с архитектурным ордером.
Двухэтажный каменный усадебный дворец выдержан в строго классическом стиле. Автор проекта не известен. Проекты дворца могли быть выполнены Д. Кваренги или Н.А. Львовым, или другим архитектором, горячим последователем А. Палладио. Ясно одно: талантливый архитектор, создатель этого гармоничного, уравновешенного ансамбля, идеально вписанного в окружсающий ландшафт, был принципиальным, убежденным палладианцем. Безусловно, творчество Палладио служило источником его вдохновения. Ведь к этому времени виллы Пал-ладио стали эталоном для русской усадебной культуры.
Новый, ныне существующий главный дом-дворец поставлен Голицыным несколько иначе бывшего «готического замка», ближе к бровке верхней террасы парка.
Главный и парковый фасады украшены портиками коринфского ордера, один из которых (парадный) скрывает глубокую лоджию. Реставрация интерьеров осуществлена в 1960— 1970 годах мастерской В.Я. Либсона (автор проекта реставрации дворца — Н.В. Ильенкова).
В первом этаже сохранилась старая планировка с анфиладой парадных комнат и частично внутреннее убранство: изразцовые печи, мраморные камины, декор дессю-де-порт. В тимпане фронтона главного фасада реставраторы восстановили герб князей Голицыных.
Воссоздана декоративная внешняя обработка фасадов двух каменных флигелей (полностью обезличенных поздней штукатуркой), которые реставраторы относят к 1770 годам — это облик «нарядной» псевдоготики. Запад парадного двора замыкает деревянный одноэтажный жилой флигель с мезонином рубежа XVIII—XIX веков, в котором проживала семья владельцев во время строительства главного дома.
Большой парк «протянулся» вдоль поймы Москвы-реки к реке Истре, спускаясь по склонам. В центральной части усадьбы он делится по террасам на верхний и нижний парки. На нижней террасе — каскадные пруды с Малым мостом, облицованным белым камнем (реставрация 1970-х годов), и — вдоль реки — многовековая (петровских времен) дубовая аллея. В парке встречаются старовозрастные деревья редких хвойных и лиственных пород.
В верхнем парке от Дворца мимо цветочного регулярного партера с фонтаном на запад проходит прямая километровой длины липовая аллея, ведущая к реке Истре через Большой кирпичный с белокаменными деталями арочный мост XVIII века, сквозь сосновый бор — лесопарк (в настоящее время — территория госдач). Над Истрой, впадающей здесь в Москву-реку, высокий холмистый берег — «Зеленая горка». Аллею завершала большая восьмиколонная беседка-ротонда, откуда открывался великолепный вид на заречные дали и вертикали-доминанты дальних храмов в Знаменском, Дмитровском, Уборах. Распахнутые горизонты, безграничный простор дают свободу мысли, чувствам и воображению. Безмятежное чувство высоты, возвышающее чувство полета. Ясно, что по замыслу архитектора открытые пространства реки и ее берегов включились в парковую композицию, обогащая ее художественный образ. Доминанты церквей создавали архитектурную основу пространства, образованного долинами двух рек у их слияния. Парк был рассчитан на внешние виды. Эти открытые прибрежные пейзажи — экстерьеры парка. Таков исторический ландшафт усадьбы.
Восточную часть Верхнего парка занимает пейзажный «английский сад». В мемуарах начала XIX века упоминалась «Китайская беседка» в парке. Да, естественно, «восточные мотивы» были традиционно модными в парковой архитектуре конца XVIII века. Но до нашего времени беседка не сохранилась.
Мне, как автору проекта реставрации усадебного парка, при обследовании «английского сада» в натуре удалось логически «вычислить», предугадать ее прежнее местонахождение: на высоком берегу Москвы-реки, под огромной старовозрастной лиственницей на самом краю береговой кромки на едва заметном сейчас выступе. И как же было радостно мне, реставратору, когда, повиснув над обрывом, держась за торчащие корни старого дерева, на сильно обрушенном береговом откосе, в осыпи грунта, мне удалось увидеть остатки цоколей и фундаментов этого «китайского» павильона. Его изображение есть на фото 1912 года. Отсюда, с высоты берегового выступа, открывается великолепная панорамаЗамоскворечья. В проекте реставрации следовало закрепить, акцентировать эту видовую точку, важную для парка в композиционном отношении, предварительно укрепив высокий берег Москвы-реки.
…Да, в усадьбе Петровское — великолепные видовые панорамы, самые красивые пейзажи Подмосковья.
Но вернемся к истории. В 1812 году усадьбе пришлось пережить нашествие французов. На цоколе главного фасада дворца под одной из пилястр осталась надпись: «На память Петровским жителям; в 1812 году был неприятель». Во время реставрации усадьбы мы, архитекторы, видели эту надпись. Князь Ф.Н. Голицын накануне прихода неприятеля выехал с семьей в свои имения под Владимиром накануне прихода неприятеля. Усадьба была занята ранеными французами, которые разбили несколько бюстов, порезали саблями большой портрет брата — основателя усадьбы боярина Бориса Ивановича Прозоровского (1661 — 1718) 2.
Жители Петровского существенно не пострадали. Все драгоценности сохранились; они были спрятаны в храме за иконой Тихвинской Божьей Матери.
В архивах усадьбы сохранились карты, оставленные наполеоновскими маршалами с их отметками и автографами — память о героическом прошлом России.
В мирные времена усадьба Голицыных славилась гостеприимством. В 20-х годах XIX века князя Федора Федоровича Голицына в усадьбе часто навещал А.С. Грибоедов, с которым князь был «на дружеской ноге», как говорили тогда. В.А. Жуковский, посетив 30 июля 1837 года Пе-тровское в составе свиты девятнадцатилетнего наследника цесаревича Александра Николаевича, оставил в книге почетных гостей запись: «Не забудьте о Жуковском, который был у вас в Петровском».
Характерной чертой усадебной жизни были многочисленные гости. Прогулки верхом и на лодке по Истре, музыка, домашние спектакли, охота — традиции жизни русского дворянства В усадьбе, 150 лет принадлежащей Голицыным, сохранялось отношение к усадьбе как к родовому гнезду, хранилищу семейной культурной памяти, наполненному семейными реликвиями, где бережно сохранялась память о прошлом. Это был, по существу, домашний музей.
Из поколения в поколение передавалась у Голицыных любовь к своей Подмосковной. Каждое лето владельцы живут в родовом имении. Князь Михаил Федорович Голицын (1800— 1873)3, предводитель звенигородского дворянства, к которому усадьба перешла безраздельно в 1841 году, говорил: «По примеру родителя своего я поддерживаю сколько возможно это столь прелестное имение, желаю, чтобы дети мои ценили равным образом такое сокровище». Поэт А.А. Фет так определяет «сущность русской дворянской усадьбы с точки зрения нравственно-эстетической»: «Это дом и сад, устроенный на лоне природы, когда человеческое едино с «природным» глубочайшим органическим расцветом и обновлением, а природное не дичится облагораживающего культурного возделывания человеком, когда поэзия родной природы развивает душу рука об руку с красотой изящных искусств, а под крышей усадебного дома не иссякает особая музыка домашнего быта, живущего в смене деятельности труда и праздного веселья, радостной любви и чистого созерцания».
Это определение может быть полностью отнесено к усадьбе Петровское. М.Ф. Голицын был хорошим хозяином и старался беречь леса. Все дворовые служащие крестьяне были глубоко преданы господам и своему имению.
В 1860 году на личные средства владельца, князя М.Ф. Голицына, здесь открыли училище, в котором безвозмездно обучали крестьянских детей «чтению, чистописанию, счислению и закону Божию». Известно, что в октябре 1860 года было подано прошение священника г. Сре-тенского об открытии училища «для обучения крестьян своих грамотности для чего князь дал дом, отопление оного и для учащихся учебные пособия. Согласно такому доброму желанию князя оказалось желающих обучаться 50 человек» (РГАДА. Ф. 1263. Оп. 3. Д. 132. С. 1).
В 1851 г. в Петровском была открыта больница для крестьян.
Большое внимание в Петровском уделялось традиционному усадебному хозяйству. Существовал большой скотный двор, огороды, теплицы, четыре оранжереи для фруктов, специальная оранжерея для цветов.
Последний владелец Петровского, князь А.М. Голицын, врач по образованию, дружил со многими деятелями русской культуры. По его приглашению лето 1892 года в усадьбе провела выдающаяся русская актриса М.Н. Ермолова.
После революции, летом 1918 года, усадьба была национализирована. В акте Московского губнозема упоминаются лес, луга, пашни, огород, сады, две мельницы, усадебные постройки, персиковые оранжереи, оранжерея для роз. «Скот в хорошем состоянии» (25 дойных коров) (ЦГАМО. Ф. 4997. Д. 129. 30. VIII. 1918).
Замечательная библиотека в 10 тысяч томов (книги по описи — преимущественно французские: история, ботаника, искусство) была перевезена в Московский государственный книжный фонд и позднее, в 1920 году, книги были распределены между Публичной библиотекой и библиотекой МГУ. Художественные ценности усадьбы отправлялись в запасники, фонды мо-сковских и подмосковных музеев (ГИМ ОПИ, публикации «Памятники отечества» № 25, 1992 год). Кстати, знаменитые портреты 1728 года кисти А.М. Матвеева (1704—1739) Ивана Алексеевича Голицына и Анастасии Петровны Голицыной (первой статс-дамы при дворе Петра I) остались в частной коллекции одного из потомков этой ветви Голицыных — известного художника И.В. Голицына, с которым сотрудники нашей мастерской много и плодотворно общались в процессе реставрационных работ в конце прошлого века; посещали его творческую мастерскую. В интерьере дворца решили повесить копии. Картины неоднократно экспонировались на различных московских выставках и вошли в каталог «Портрет петровского времени» (живописный портрет И.И. Шувалова, 1850-е гг. работы Л.-Э. Виже-Либрен, находившийся до 1918 года в Петровском, сейчас в собрании ГМИИ им А.С. Пушкина).
В 1918 году на усадебных землях был образован совхоз, а в самой усадьбе Петровское поселилась временная детская колония. Позже здесь разместили Институт сыворотки и вакцины имени И.И. Мечникова. Часть усадьбы ис-пользовалась под санаторий.
В 1933 году музейным отделом Главнауки усадьба Петровское была включена в список архитектурных памятников Подмосковья, охра-няемых государством: «Петрово-Дальнее Голицыных 1803 г. Дом и церковь Успения (1684— 1688). Парк и все парковые сооружения». (ГИМ ОПИ. Ф. 54. Д. 1144).
Через несколько лет (при участии местного старосты) церковь была взорвана. Долгое время в усадьбе после реставрации 1970-х гг. разме-щался санаторий, позднее — пансионат Минздрава СССР; две трети лесопарковой территории (до реки Истры) было отдано под госдачи.
В настоящее время в усадебных зданиях располагается Служба наркоконтроля РФ.
В 2001 году в восточной части «английского сада», вблизи бывшей церкви XVIII века, построена деревянная Успенская церковь, где сейчас проходят службы.
Да, сложная, трудная биография у старинной подмосковной усадьбы. Но всегда, во все времена сюда охотно съезжались гости владельцев, путешественники, странники, туристы. Их привлекает, увлекает удивительно живописный ландшафт местности, гармоничный и цельный архитектурно-парковый ансамбль. Усадебный парк на богатом рельефе и поныне сохраняет романтический облик прошлых веков. С высокого крутого берега Москвы-реки открываются далекие панорамы, многоплановые ландшафты Подмосковья, заречные луга, дальние храмы. Петровское — чудесная усадьба, подлинный памятник богатой российской истории и культуры!