Блюмин Г. З.

Рублевка и ее обитатели.Романтическое повествование.

…ПЕТРОВО-ДАЛЬНЕЕ

В честь апостола святого
В Истре, в Иордане ли,
Крещено село Петрово
Как Петрово-Дальнее.
Автор

Перед тем как начать рассказ о старинном княжеском поместье Петровское, ныне вошедшем в качестве пансионата отдыха «Петрово-Дальнее» в состав страны Рублевка, я хочу процитировать старый справочник 1956 года «Памятные места Московской области». Вот как все здесь выглядело ровно 55 лет тому назад: «Оживленно летом благоустроенное шоссе Москва — Петрово-Дальнее. Легковые автомашины, автобусы, велосипеды быстро скользят по асфальтированной глади дороги, справа и слева окаймленной молодыми деревцами.

Миновав пригородную часть, автотрасса вступает в Красногорский район. Вскоре открывается обширное гладкое поле Тушинского аэродрома. За ним шоссе идет по холмистой части Подмосковья, поросшей хвойным лесом. На пути многочисленные спуски и подъемы. Дальше чередуются то чистые боры на песках, то боры с вереском, то боры с кустарниками — орешником и малиной. От них веет прохладой. Воздух напоен какой-то особенной свежестью и запахом хвои.

Своеобразен и животный мир этих лесов. Юркие белки ловко прыгают с дерева на дерево. Дятлы устраивают здесь свои „кузницы“. В чащах леса попадаются огромные муравейники. Богаты эти леса также маслятами, белыми грибами, а осенью рыжиками.

Шоссе пролегает вдоль Москвы-реки. Местами оно совсем близко подходит к ней. Сквозь воду видна мельчайшая галька и причудливые разноцветные камешки. На берегах реки здесь песчаные пляжи, а в излучинах — плодородные поймы.

Вдоль шоссе, протяженность которого около 27 километров, среди самых живописных уголков расположены по пути такие замечательные архитектурные памятники, как Архангельское, Ильинское, Петрово-Дальнее».

На стрелке двух рек, в месте их слияния, устраивались в древности русские села и города. Так сподручнее было доставлять товары жителям, так естественной водной преградой спасались от нашествия врагов. Петрово-Дальнее в этом отношении не исключение, ибо оно расположено у слияния двух рек: Истры и Москвы-реки. Стремительной струей входит холодная Истра в прогретую июльским солнцем Москву-реку, что ощущает пловец, решившийся жарким полднем окунуться здесь в воду.

Петрово-Дальнее носит свое нынешнее имя менее века, с 1930 года, когда на территории вновь образованного Истринского района оказалось сразу два села Петровских. Это Петровское, о котором я веду рассказ, и еще другое Петровское, возле нынешнего города Истра. То есть Петрово-Ближнее и Петрово-Дальнее. Название Петрово-Ближнее не прижилось, а вот Петрово-Дальнее появилось на картах Подмосковья, чтобы обозначить большой поселок с многоэтажными домами и развитой инфраструктурой. За процветание Петрово-Дальнего был отслужен молебен в расположенном на Истре-реке знаменитом Ново-Иерусалимском монастыре. Петрово-Дальнее со всем своим населением приняло, таким образом, святое крещение, ибо Истра по замыслу патриарха Никона, создателя Нового Иерусалима, является «подмосковным Иорданом».

Впервые село упомянуто в летописях XV века в связи с конфликтом великого князя московского Василия II и воеводы Петра Добрынского. Воевода «неразумным поведением» прогневил великого князя, за что получил прозвание Дурневский и лишился своего сельца у слияния Истры и реки Москвы. Потомки воеводы по-прежнему значились Добрынскими, а вот к сельцу прочно и надолго пристало название Дурневское или Дурнево. Не изменилось оно и при новых владельцах.

Из них боярин Михаил Андреевич Плещеев, в 1497–1498 годах занимавший при дворе важные посты и являвшийся при Иване III первым русским послом в Турции. С чувством гордости истинного россиянина Плещеев отказался точно выполнить турецкий церемониал — встать на колени перед султаном — и ограничился лишь наклоном головы. Впрочем, властному турку это даже понравилось, и он подписал выгодное для России соглашение. Если в пансионате «Петрово-Дальнее» остановиться на берегу Истры, то на противоположном правом берегу в селе Дмитровском, которое также принадлежало Плещееву, можно увидеть изысканную красавицу церковь XVII века.

Роман Васильевич Олферьев, также хозяин сельца Дурневского, был воевода и думский дворянин, находившийся на высоком посту печатника (канцлера) и заключивший при Иване Грозном в 1581 году киверовское перемирие с польским королем Стефаном Баторием.

В числе следующих хозяев сельца следует назвать дьяка в приказе Большого дворца Захария Григорьевича Свиязева. За ним идет князь Селеховский из ветви князей Смоленских, потомственный Рюрикович. Далее Федор Лихачев — глава Посольского приказа, определявшего внешнюю политику России. Все они достойные предшественники современного хозяина Петрова-Дальнего — Управления делами Президента РФ. Назову еще две княжеские фамилии, имеющие прямое отношение к моему рассказу. Это княжеские роды Прозоровских и Голицыных. Князья Прозоровские владели данной местностью с 1643 по 1724 год, а князья Голицыны — с 1724 вплоть до революции 1917 года.

Боярин, воевода и князь Иван Семенович Прозоровский и его старший сын боярин Петр Иванович, государственный казначей при Петре I, сделали ряд нововведений на принадлежащих им землях. Сельцо Дурневское объединилось с деревней Бузланово, а в 1688 году там была построена церковь во имя Тихвинской иконы Божией Матери с приделом Петра и Павла (позже освящена как Успенская). Храм открывает ряд подобных роскошных храмов в Москве и Подмосковье: в Спас-Уборах, Троице-Лыкове, Покрова в Филях.

С этого момента сельцо стало называться селом Петровским. Надо сказать, что второму сыну воеводы Прозоровского князю Борису Ивановичу, судя по переписным книгам 1704 года, принадлежало противостоящее Петровскому через Москву-реку село Знаменское. Князь Борис Иванович Прозоровский в конце XVII века, тоже будучи боярином, сопровождал соправителя Петра царя Иоанна в его частых поездках по монастырям.

Предание гласит, что на освящении храма в Петровском присутствовали единокровный брат царя Петра царь Иоанн Алексеевич и правительница царевна Софья. Позже здесь побывал и сам Петр. К их приезду в селе появились хоромы из четырех башен и соединяющая их галерея, были вырыты украсившие усадьбу пруды, к прудам нисходила дорожка-терраса. Характер братьев-царей точно отражен A.C. Пушкиным в «Истории Петра»: «Иоанн оказывал тупое равнодушие, но Петр быстро смотрел во все стороны, оказывая живое любопытство».

Есть и другое любопытное предание. Известно, как царь Алексей Михайлович любил и жаловал Саввино-Строжевский монастырь в Звенигороде. С тех пор все русские цари и царицы, великие князья и великие княжны и княгини непременно посещали этот монастырь. Большую часть пути, как того требовал обычай, шли пешком. В один из походов в монастырь Петр Алексеевич, тогда уже самодержец, приказал сопровождавшим его боярам снять кафтаны, сесть в лодки на весла и весь путь до монастыря грести против течения! С царем не поспоришь, сам он — на головной лодке и тоже гребцом.

Можно только догадываться, сколь тяжким был этот поход для дородных и спесивых бояр. Так «трудами великими» и дошли по реке на веслах до села Петровского. Тут спутники государя упали перед ним ниц, слезно умоляя позволить им далее ехать в колясках либо, на худой конец, идти пешком. Петр, смеясь над боярской немочью, соизволил. Событие это произошло в самый праздник верховных апостолов Петра и Павла, 29 июня, в день именин царя. Вот тогда-то село и получило имя Петровское, а придел Тихвинской церкви освящен во имя первоапостолов Петра и Павла.

Говоря о храме в Петровском, нельзя не вспомнить о печальных страницах его истории. В 4 километрах от Петровского, в деревне Калчуга на Рублево-Успенском шоссе, находится имение Зубалово. В имении располагалась дача И.В. Сталина. В 1932 году покончила с собой жена вождя Надежда Аллилуева. Сталин тяжело переживал утрату и переехал на ближнюю дачу в Кунцево. Перед отъездом вождь бросил фразу, что ему надоело здесь видеть издали церковь. И за сутки храм в Петровском снесли. Сегодня в Петровском построили и освятили новую бревенчатую Успенскую церковь и взялись за восстановление на прежнем фундаменте прежней церкви, той самой, «под колоколы».

Но вернусь к давнему прошлому Петровского. Каждая из ветвей князей Прозоровских оставила след в российской истории. Княжна Варвара Прозоровская стала женой великого полководца A.B. Суворова. А княжна Анастасия Петровна Прозоровская вышла замуж за князя Ивана Алексеевича Голицына, младшего брата «дядьки» Петра I князя Бориса Алексеевича Голицына. И, выйдя замуж, принесла роду Голицыных в качестве приданого село Петровское. Почти на двести лет Петровское становится фамильным поместьем князей Голицыных.

Любят русские князья выводить свой род от легендарного Рюрика. Но не менее почетно — и от известного в истории великого литовского князя Гедимина (Гедиминаса). Так вот, Голицыны — Гедиминовичи. Их далекий предок носил прозвание Голица — так называлась рукавица с голым верхом и мехом внутри. В русской народной песне поется:

Надо отметить, что родословное древо Голицыных чрезвычайно разветвлено. Если, например, в княжеском роду Юсуповых в каждом звене этого рода доживал до зрелых лет только один наследник, то у Голицыных их было до восьми, одиннадцати и более. На незначительном расстоянии от Петровского находились голицынские владения: в Архангельском, Никольском-Урюпине, Ильинском, Знаменском, Вяземах, Назарьеве. Каковы же результаты деятельности князей Голицыных в Петровском, ставшем в наше время Петровом-Дальним?

В начале XIX века активную деятельность по преображению села провел князь Федор Николаевич Голицын — родной племянник графа Ивана Ивановича Шувалова, основателя (вместе с М.В. Ломоносовым) Московского университета и Академии художеств. По протекции дяди Ф.Н. Голицын получает должность куратора (попечителя) Московского императорского университета. Совершив вместе с И.И. Шуваловым ряд поездок в страны Западной Европы, князь Голицын подробно изучает архитектурные и художественные ценности европейских городов и загородных усадеб, проецируя их на свою подмосковную в Петровском.

Облик Петровского совершенно меняется. Возводятся два парадных флигеля в стиле готики, конный двор и два служебных флигеля. Перед самой Отечественной войной 1812 года строится главный усадебный дом в стиле классицизма — настоящий парадный дворец с шестиколонными портиками на фасадах и с анфиладой богатых комнат и залов. Князь Федор Николаевич оставил интересные «Записки» о своем времени. Я приведу небольшие отрывки из них, касающиеся Петровского.

«Один заводчик имел жительство в селе Вяземах, а село приказано было сжечь, понеже оно находилось на Можайской дороге, по которой шел неприятель. Сей заводчик, по имени Шантенье, родом из Швейцар, знавши прежде Петровское, из Вязем в него переехал и уговорил прикащика, чтоб он ему волю дал в обхождении с Французскими солдатами. Назвавшись помещиком села Петровскаго, он так был расторопен и догадлив, что снесся с генералом, живущим в моем Московском доме, привез от него приказ к офицеру, живущему в Петровском с двумя стами солдат, чтоб обиды никакой не делать, и сим способом все почти сохранил. Следственно я сему доброму человеку также много обязан…

Бонапарт, по шестинедельном пребывании, вышел из Москвы и хотел пробраться на Калужскую дорогу. Сие известие дошло вскоре до нас. Из Володимира мне прислали гонца. Я просил в своем ответе, чтоб мне наняли сперва дом, что и было сделано. И так мы, прожив два месяца с половиною, т. е. до Декабря в деревне, переехали в Володимир. Но между тем и докуда мы в деревне жили, имели способ наведываться и об Московском доме и об подмосковной; крайне обрадовались, услыша, что почти все уцелело, чего действительно ожидать было нельзя. Все надобно приписывать милости Божьей. Сколь прискорбно мне было бы лишиться, что называется, своего покойнаго гнезда, пришед уже в лета и с слабым моим здоровием.

Прожив в Москве с неделю, отправились в Петровское. Сия прекрасная деревня, очень много потерпевшая от неприятеля, еще вдвое нам милее показалась. Со мною сидел в карете князь Федор. Он, увидевши уже издали церковь, с радости заплакал, да и мы ему последовали. По приезде созвали крестьян, велели отслужить благодарственный молебен, и я при этом случае поблагодарил крестьян за их послушание во время пребывания у нас неприятельскаго войска. По уверению прикащика, все работы продолжались».

Следующий наследник Петровского — князь Михаил Федорович Голицын (1800–1873), поручик лейб-гвардии Конного полка, шталмейстер. Сохранился его парадный портрет, который можно найти в Интернете. Князь привлекался по делу о декабристах, но был отпущен за отсутствием доказательств. Подолгу он жил в Петровском и был избран предводителем дворянства Звенигородского уезда. Много доброго сделал как попечитель крупнейшей московской Голицынской больницы.

После Михаила Федоровича имение и село Петровское наследует его сын князь Александр Михайлович Голицын (1837–1919) — последний хозяин. Поскольку в литературных источниках, касающихся голицынского Петровского, существует изрядная путаница, я постараюсь внести ясность в этот вопрос. Князь Александр Михайлович Голицын был холостяком. Но у него было четыре брата. Из них прежде других назову князя Владимира Михайловича Голицына (1847–1932). Это человек замечательный. Он состоял в должностях московского вице-губернатора, московского губернатора, а затем — московского городского головы.

Его дневник в 34 томах хранится в отделе рукописей Российской государственной библиотеки. Из многих дел князя на благо нашей древней столицы назову выполненные при его самом деятельном и непосредственном участии. Это электрическое освещение Москвы, первый московский трамвай и Рублевская станция водоподготовки (1903), до сих пор поящая столицу очищенной и озонированной водой из Москвы-реки. Князь начинал проектировать Московский метрополитен (см. об этом в кн.: Блюмин Г. Близ вод, сиявших в тишине. М., 2003)!

Женою князя была Софья Николаевна Делянова (1851–1925), дочь директора Лазаревского института (ныне Институт востоковедения) и племянница министра народного просвещения. Она помогала мужу в его благотворительной деятельности, и благодаря ее хлопотам Исаака Левитана оставили в Москве. Софья Николаевна была хорошей художницей — училась у Саврасова, расписывала стены храма в Петровском. Супруга подарила князю Владимиру Михайловичу 10 детей. Из них интересна судьба их третьего сына, князя Александра Владимировича Голицына (1876–1951), которому дядя Александр Михайлович Голицын завещал свое имение Петровское. И не случайно.

Для князя Александра Владимировича Голицына Петровское было родным домом. Он очень любил эти места и постоянно жил здесь у дяди. Он окончил медицинский факультет Московского университета по специальности «Хирургия и внутренние болезни», в Петровском построил больницу и школу. Ездил верхом, навещая больных крестьян в любое время суток, одновременно служил хирургом в Звенигородской больнице, выстроил там лечебный корпус. Все вопросы решал именно князь A.B. Голицын, хотя номинально хозяином Петровского оставался его дядя, князь Александр Михайлович. Во время Первой мировой войны A.B. Голицын стал главным хирургом лазарета, размещенного в Зубалове. В лазарете том всегда царили чистота и порядок.

Хоронил князя Александра Михайловича в 1919 году его четвертый племянник, Владимир Владимирович. Согласно завещанию последнего владельца, его похоронили в Петровском, к югу от церкви, и поставили простой деревянный крест с надписью. Только тогда вскрыли завещание. Из воспоминаний князя С.М. Голицына «Записки уцелевшего»: «После смерти Александра Михайловича Голицына было вскрыто его завещание. Все имения, в том числе полностью Петровское, переходили к Александру Владимировичу Голицыну, а моему отцу Михаилу Владимировичу лишь золотые часы». Впрочем, последнее наследство оказалось наиболее ценным, поскольку грянула революция: имение национализировали, а часы остались часами.

Еще несколько слов о князе A.B. Голицыне. Он с женой Любовью Владимировной Голицыной (Глебовой) и пятью детьми после революции попал в тюрьму, откуда их освободили благодаря заступничеству крестьян села Петровского. Затем семья выехала в Сибирь, а в 1920 году оказалась в Харбине. Князь продолжал работать врачом. По линии Красного Креста его командировали в США. Там он обосновался в Лос-Анджелесе, а в 1927 году смог выписать к себе семью. В течение 24 лет до самой кончины в 1951 году он работал терапевтом. A.B. Голицын лечил выдающихся деятелей русской культуры, эмигрантов С. В. Рахманинова, И.Ф. Стравинского и др.

Отец князя оставался в России. Владимира Михайловича Голицына, столь много сделавшего для Москвы, не раз арестовывали, но всякий раз освобождали. Он напишет в дневнике за 1919 год: «Хорошие дела не пропадают, политические не забыли моего заведования ими». Все-таки в Москве ему жить не разрешили, и он жил в Богородицке и Котове, Сергиевом Посаде и в Дмитрове. Занимался переводами, написал очерки «Старая Москва». Перед кончиной на 85-м году жизни он пишет свое пророческое «Предсказание»: «Падение советского режима воспоследует силою инерции, а не под ударами грозы или в порывах бури, но как-то само собою, собственною тяжестью, из-за непригодности к реальному, окружающему его миру, его атмосфере, его условиям. А что падение это рано или поздно совершится, в этом я ни минуты не сомневаюсь». Князь умер в Дмитрове и похоронен был в селе Подлипичьем, около Казанского собора.

Я прошел по аллее дачного поселка в глубь его от главного здания пансионата «Петрово-Дальнее». На одной из здешних дач живет бывший председатель Правительства России, директор Службы внешней разведки РФ М.Е. Фрадков. На территории этой дачи оказалась недавно возведенная беседка, построенная на старом мраморном фундаменте и повторяющая пропорции прежней, голицынской. Две чугунные мемориальные доски, некогда закрепленные на колоннах беседки, утрачены, но текст, написанный на них, сохранился в архиве местного краеведа В. Никитина. На первой доске было написано: «1866 года июня 6-го дня их императорские величества государь император Александр Николаевич с государынею императрицею Марией Александровной и великими князьями Сергеем и Павлом Александровичами и великою княжною Марией Александровной изволили кушать вечерний чай в этой беседке». Вторая доска информирует: «1886 года мая 17 дня государь император Александр Александрович, государыня императрица Мария Федоровна с наследником цесаревичем Николаем Александровичем и с великими князьями Георгием, Сергеем и Павлом Александровичами и с великою княгиней Елизаветой Федоровной изволили посетить Петровское, прогуливаться в бору и отдыхать в сей беседке».

Один из потомков князя В.М. Голицына написал: «В своих интересных семейных воспоминаниях моя прабабушка Софья Николаевна Голицына (урожд. Делянова) так рассказывает о приезде Императора Александра III и Императрицы Марии Федоровны в „Петровское“ весной 1886 года: „В 11.30 часов показались Царские экипажи. Приехали Цари без свиты. Он, Она, два сына, Николай и Георгий Александровичи и наши соседи — Сергей Александрович с женой. Не успели они войти в дом, как попросили показать парк и знаменитую „зеленую гору“ в конце большой аллеи. Понравился им там вид на реку Истра, беседка, в которой бывали Александр II с супругой и детьми, о чем свидетельствует доска с их именами. Вернувшись в дом, мы предложили им легкий gouter, затем они расписались в книге посетителей и уехали. Вздохнула я свободно, что все обошлось хорошо“».

Сергей Александрович с женой — это великий князь с великой княгиней Елизаветой Федоровной. Они не однажды приезжали в Петровское из своего соседнего поместья Ильинского.

Подобно другим имение Петровское после революции национализировали. В главном усадебном здании разместили детскую колонию. Потом появился дом отдыха и санаторий. Ряд зданий отдали для нужд Московского института им. Мечникова. В настоящее время от границ усадьбы разросся поселок Мечниково с современными многоэтажными зданиями. Здесь же находится музей И.И. Мечникова. Сейчас идет реставрация старых усадебных зданий, вновь возводится Успенский храм. В этой части усадьбы с 1968 года — пансионат Минздрава СССР.

Другую часть усадьбы занимает еще один пансионат «Петрово-Дальнее», построенный в 1977 году на 72 гектарах бывшего имения князей Голицыных и относящийся к ведению Управления делами Президента РФ. Здесь можно за приличные деньги арендовать загородный дом, городскую квартиру или номер отеля для отдыха. Читаю вывеску над воротами «Пансионат „Петрово-Дальнее“», прохожу через шлагбаум и пост охраны, долго иду по асфальтированной дороге, затем поворачиваю налево, и вот оно — белоснежное здание пансионата.

Его из любопытства стоит обойти вокруг. При строительстве был выгодно учтен рельеф местности. Пансионат с его главного входа окружен клумбами и фонтанами и кажется трехэтажным. Но по мере продвижения по его периметру здание предстает пяти-, шести— и семиэтажным. Сопровождающий меня сотрудник пансионата, он же давний житель Петрова-Дальнего Михаил Алексеевич Гусев рассказывает, что пансионат состоит из надстраиваемой части с номерами и апартаментами и пристраиваемой части, где кроме номеров и апартаментов люкс-отеля размещены помещения медицинского обслуживания, а также боулинг и бар, пристроенные к аквапарку. Если внимательно приглядеться, то становится очевидным, что семиэтажный жилой комплекс пристроили с восточной стороны по главному фасаду пансионата. Рассказывая о пансионате, Гусев вспоминает, как в их доме в Петрове-Дальнем проводил один из дачных сезонов знаменитый бас Большого театра, народный артист СССР Иван Иванович Петров. Настоящую свою фамилию Ян Краузе родившемуся в Иркутске, в семье обрусевших немцев, певцу пришлось сменить, поскольку, несмотря на огромный талант, это обстоятельство мешало, как теперь говорят, карьерному продвижению.

В общем, архитектурно-проектная мастерская имени академика В.А. Веснина потрудилась над пансионатом «Петрово-Дальнее» на славу. Как сказано в справке, «здесь есть все для отдыха, работы и проведения досуга высших лиц государства. Реконструкция здания пансионата производилась в соответствии с положениями Градостроительной концепции освоения территории ГУП OK „Жуковка“, согласованной Главархитектурой и утвержденной главой Красногорского района Московской области в 1999 году. Целью реконструкции являлось создание условий для повышения уровня комфорта проживающих в комплексе». Сложно для понимания, но зато все — с подписями и печатями.

Проспекты детально извещают отдыхающего о том, что площадь пансионата составляет 14 166 кв. метров и что корпус располагает 106 номерами различной площади и категорий. Пансионат работает круглый год, и здесь отдыхают и лечатся и взрослые и дети. А его территория вмещает ресторан, бар, баню-сауну, косметический салон, зимний сад, бильярд, теннисные корты, рыбалку, конюшню с верховыми лошадьми, футбольное поле с трибунами для зрителей, бассейн и пляж. На предмет проведения бизнес-мероприятий предлагаются несколько конференц-залов, и в их числе уютный Истринский зал на 200 мест. Каждую неделю на футбольном поле организуется турнир «Кубок Рублевки», а также сборные команды Управления делами Президента РФ, администрации города Красногорска состязаются с гостями пансионата.

Хорош и здешний спа-центр — два бассейна, турецкий хамам, финская сауна, ультракрасная сауна, соляная комната, две купели в бочках, «душ впечатлений», солярий. Элитный конезавод с опытными инструкторами позволяет освоить навыки верховой езды. Широк диапазон внутренних транспортных средств пансионата — от кареты с лошадками до комфортных электромобилей. Здесь замечали всем известного В.В. Жириновского, проводящего редкие свободные минуты в обществе лошадей.

Рядом с пансионатом «Петрово-Дальнее» построили жилпоселок из многоэтажных домов со всей инфраструктурой, в котором проживает сейчас 700 человек. Это бывшие и настоящие сотрудники пансионата. Жилпоселками были обустроены все учреждения отдыха подобного класса. До газификации топили углем и дровами и была специальная должность истопника. Всем этим, пансионатами и жилпоселками, заведовало Хозяйственное управление (ХОЗУ) Совмина СССР. На основе ХОЗУ ЦК КПСС и Совмина впоследствии образовалось Управление делами Президента РФ.

Непосредственная близость двух полноводных рек Истры и Москвы позволила украсить территорию пансионата мини-островами. Это «остров Любви», «остров Удачи», «Березовая роща». Свадебные кортежи по справедливости считают Петрово-Дальнее лучшим местом в округе для проведения свадебного церемониала. Но в целом здесь спокойно и тихо, совсем не чувствуется, что находишься лишь в 20 километрах от МКАД.

Тишины, естественно, не нарушает и уютный электромобиль, на котором приятно прокатиться по левому берегу Истры, вверх по ее течению. На противоположном берегу вплотную к воде подступают старинные раскидистые ветлы. Далеко за лугами белеет церковь в селе Дмитровском.

Но вот электромобиль притормаживает на берегу озера. Слева — стремительная Истра, а справа — спокойная гладь озера. Приятно пройтись по его берегам, осененным вековыми дубами и соснами. Прогулка по старинной усадьбе — важная составная часть отдыха для пытливого исследователя местных достопримечательностей. Ведь в старину гораздо большее внимание уделяли выбору места жительства. Были люди, которые чувствовали, как мы теперь говорим, энергетику местности, советовали: «Дом, барин, ставь здесь, пруд копай на этом месте, а храм возводи вот на том холме». И никогда ошибки в его советах не было: и барин жил и благоденствовал в построенном дому, и потомки его там здравствовали, и мы с вами, приезжая в былые усадьбы, поместья и вотчины, чувствуем эту живительную энергетику и ощущаем прилив сил и бодрости.

Природой сих мест любовалась русская императрица, дочь Петра I Елизавета Петровна, побывавшая в Петровском 12 июля 1749 года. В мае 1818 года прогуливалась по здешним аллеям императрица Елизавета Алексеевна, жена императора Александра I. Приезжали сюда В.А. Жуковский и A.C. Грибоедов. Жуковский даже оставил в гостевой книге дошедшее до нас шуточное двустишие:

Не забудьте о Жуковском,
Том, кто был у вас в Петровском.

Мы остановились на берегу озера, или пруда, поскольку берега его издавна окапывались, расширяя тем самым водное зеркало, а вода удерживалась плотиною. Дальше виден старинный курган с захоронениями XII века, где вел раскопки академик Чертков. Пруд имеет свое собственное, стародавнее и весьма примечательное имя — Ендова. Посмотрим в словаре Даля: «Ендова, с ударением на последнем слоге, — широкий сосуд с отливом или носком, для разлития питей; небольшой круглый залив, связанный проливом с рекою или озером. Ендовочник — охочий до пива, браги, попоек». Тут, как говорится, все точно, дальше и объяснять нечего. Разве только устроить пикник на берегу Ендовы с ендовою же в руках!

Где-то здесь, в Петрове-Дальнем, находилась последняя дача Н.С. Хрущева, где опальный лидер доживал свои дни. Часто его видели тут, сидящим на скамье или прогуливающимся по берегам, с диктофоном в руках, на который он надиктовывал воспоминания. После его кончины дачу тут же сломали, поскольку, как рассказывают, боялись, как бы не устроили в ней его музей. По рассказам очевидцев, сюда к Хрущеву на дачу в Петрово-Дальнее приезжал Владимир Высоцкий.

Живописность места привлекала в Петрово-Дальнее и наших кинематографистов. На здешних лугах и в большом господском доме снимали фильмы «Гусарская баллада» (1962), «О бедном гусаре замолвите слово» (1980), «Гардемарины, вперед!» (1987). Здесь отдыхали Лев Лещенко и Михаил Боярский. И конечно, Петрово-Дальнее видело на своих берегах, в своих аллеях и в стенах старинных зданий целый сонм российских знаменитостей: Эльдара Рязанова, Ларису Голубкину, Юрия Яковлева, Игоря Ильинского, Николая Крючкова, Олега Басилашвили, Дмитрия Харатьяна, Евгения Леонова, Татьяну Шмыгу, Валентина Гафта, Зиновия Гердта, Светлану Дружинину и пр. и пр.

Покидая гостеприимный берег пруда, направимся вниз по течению Истры, на самую стрелку. Встреча двух рек — Москвы и Истры — происходит без лишнего шума и суеты, спокойно и величаво, словно каждая из этих рек сознает значение этого события.

Междуречье красиво необычайно и заставляет вспомнить одно из семи чудес света — дворец и висячие сады царицы Семирамиды. Берега нисходят к воде ступенчатыми террасами. Повсюду много цветов. Горбатые мостики кажутся невесомыми и парящими в воздухе. Минуем дощатый пляж и, пробравшись сквозь буйные заросли травы, выходим на самую стрелку. Две реки, соединившись вместе, продолжают свое извечное стремление к Москве.

На другом берегу раскинулось село Знаменское с современными коттеджами и старой церковью Знамения Пресвятой Богородицы. Правее хорошо видна крутая Катина горка, где, по преданию, Екатерина II предполагала построить себе дворец, но со свойственным женщине легкомыслием от намерения своего вскоре отказалась, повелев свезенные уже сюда строительные материалы употребить в пользу окрестных церквей.

Левый берег Москвы-реки, на котором стоит Петрово-Дальнее, аккуратно срезан течением реки, и на его крутом откосе отчетливо видны во множестве гнездышки ласточек-береговушек. Собственно, берег весьма обширен и носит старинное название Барский луг. Пересекает Барский луг узкая тропинка, ведущая к Петрову-Дальнему. Естественной ее оградой служит сплошная полоса дикой малины.

Дальше наш путь лежит по дачному поселку. Живут здесь многие высокопоставленные государственные чиновники. Минуем дачу М.Ю. Зурабова и справа увидим забор и верхнюю часть дачи Ивана Степановича Силаева. Он много работал в авиационной промышленности, стал Героем Социалистического Труда. Судьба распорядилась так, что И.С. Силаев стал последним премьером СССР и первым премьером постсоветской России. Хозяина дома в тот день не было, но, узнав о нашем желании сфотографировать дом, нам любезно отворили ворота.

Дача, разумеется, не раз перекрашивалась, но все пропорции и детали дома (а они очень привлекательны) сохранились такими же, как они выглядели в 1930-е годы, когда дом строился. Я задерживаю внимание читателя именно в этой точке Петрова-Дальнего по той причине, что на этой даче жил в 30-х годах прошлого века Маршал Советского Союза Михаил Николаевич Тухачевский. Вон с того балкона, возможно, некогда лились нежные звуки скрипки: Тухачевский был отличным музыкантом и в свободное время сам изготавливал скрипки и виолончели. Жаль, что после репрессий маршала его личные клейма с инструментов были стерты. По сию пору сохранился во дворе даже маршальский турник с проржавевшими опорами. Охранник ушел вперед, чтобы запереть собаку. Впрочем, в этом не было нужды: пес оказался очень симпатичным и, глядя на нас из растворенной двери, дружелюбно улыбался и помахивал хвостом.

Здесь же, неподалеку, располагалась так называемая «известинская дача», где проживала жена, друг и соратник В.И. Ленина Надежда Константиновна Крупская (1869–1939). Мне посетить эту дачу не довелось, но вот одно из ее описаний: «Белый двухэтажный особняк с высокими потолками и просторными комнатами». Из песни слова не выкинешь — на той же даче позднее проживал министр госбезопасности СССР B.C. Абакумов (1908–1954).

Покидаешь Петрово-Дальнее с желанием непременно посетить его вновь….

Отрывок из книги дан исключительно для ознакомления.

Оставить комментарий